Назад на предыдущую страницу

22 февраля 2016

«Кино помогает обществу в обсуждении проблем, даже если оно начинается с конфликта».

Интервью со Стасей Коротковой, пиар-директором компании Arthouse, о релизе фильма «Кэрол» в России

В компании Arthouse запланирован самый крупный релиз в ее истории – драма КЭРОЛ с Кейт Бланшетт и Руни Мара. Почему обновлённая команда решила начать именно с этого фильма?

Выпуск этого фильма – просто мечта для нас. Это настоящее большое кино, которое будет интересно и любителям артхаусных фестивальных фильмов, и массовому зрителю. При этом «Кэрол» как нельзя лучше иллюстрирует траекторию развития нашей молодой компании. Мы надеемся регулярно выпускать подобные арт-мейнстримные ленты. Также мы продолжим прокатывать не менее дорогие нам киноманские фильмы помельче, вроде «Хичкок/Трюффо», который мы выпустим после «Кэрол».

Какие ожидания у вас связаны с прокатом фильма? На какую зрительскую аудиторию вы рассчитываете?

Мы очень верим в этот релиз и надеемся, что, как минимум, из-за номинаций на «Оскар» и потрясающих Кейт Бланшетт и Руни Мара, он сможет привлечь широкую аудиторию. По сути, сюжет фильма – универсальная история любви и поиска себя, которая может зацепить любого зрителя, вне зависимости от гендера, возраста или ориентации. Но, наверное, особое удовольствие от «Кэрол» сможет получить женская аудитория. Мы неслучайно поставили этот релиз на 10 марта, близко к женскому дню. Дело в том, что «Кэрол» – довольно редкий пример масштабного фильма с голливудскими звездами, в котором женские персонажи полностью автономны и не определены через героев-мужчин. Именно их эмоциональная связь помогает им обеим найти свою идентичность в мире, где их роли жестко предопределены. У фильма замечательный литературный первоисточник – полуавтобиографический роман «Цена соли» Патриции Хайсмит, знаменитой детективной писательницы и авторки «Талантливого мистера Рипли». Номинированный на «Оскар» сценарий написан открытой лесбиянкой Филлис Наж. Мне кажется, в картине очень много слоев, которые смогут считать феминистки и ЛГБТ, но по большому счету он сделан настолько увлекательно, что может быть интересен любому зрителю.

Какие рекламные стратегии и тактики вы будете использовать для продвижения фильма «Кэрол» в российские кинотеатры?

Возрастное ограничение фильма – 18+, что несколько ограничивает наши возможности, но по сути стратегия продвижения у нас вполне классическая: реклама в интернете, в кинотеатрах и на радио. Так как фильм очень сильный, мы рассчитываем на сильное сарафанное радио после первого уикенда.

Сталкивались ли вы с сопротивлением или отказом кинотеатров, с которыми вы обычно работаете, от проката фильма «Кэрол»? Или наоборот, кинотеатры интересуются возможностью выпустить фильм на экраны? В каких городах будет прокат «Кэрол»?

Мы все еще находимся в процессе переговоров с кинотеатрами, так что пока рано подводить итоги. Безусловно, ЛГБТ-тематика не вызывает у кинотеатров особенного энтузиазма, особенно у крупных сетей. Нужно понимать, что кинотеатры подбирают репертуар, руководствуясь коммерческим расчетом. Они не могут позволить себе крутить фильмы, соответствующие их личному вкусу, – они подстраиваются под публику. А выбор публики довольно очевиден: к фильмам про ЛГБТ-людей широкий зритель относится как минимум настороженно. У таких фильмов не так уж много шансов выйти за границы определенной ниши. У «Кэрол» такой шанс как раз есть: зрители знают и любят Кейт Бланшетт, интересуются Руни Мара и доверяют «Оскару». Но гомофобно настроенные зрители фильм скорее всего проигнорируют, заранее посчитав «гей-пропагандой». Поэтому так важно ходить в кино на фильмы с ЛГБТ-персонажами и голосовать за них рублем. Чем больше такие фильмы будут приносить денег кинотеатрам, тем охотнее их будут прокатывать в следующий раз, и тем большие компании будут инвестировать в раскрутку и видимость таких фильмов.

      

«Цена соли» (The Price of Salt) – именно под таким названием впервые вышел роман «Кэрол» известной писательницы Патриции Хайсмит, скрывшей настоящее имя под псевдонимом Клэр Морган. На крайнем фото справа - Патриция Хайсмит.

Интересно, что в 2016 году на российские экраны выходят фильмы «Девушка из Дании» Тома Хупера на транс-тему и «Кэрол» Тодда Хейнса. На ваш взгляд, способен ли прокат фильмов на ЛГБТ-тематику изменить взгляды российского общества?

Мне кажется, выпуск таких фильмов действительно помогает обществу меняться. Тот факт, что «Девушка из Дании» и «Кэрол» получают в России официальный статус и добираются до региональных кинотеатров, уже может многое значить для отдельных зрителей. Разумеется, люди, которые изначально негативно настроены к ЛГБТ-тематике, едва ли пойдут на такой фильм, но их информационное пространство все равно наполнится рекламными образами, рецензиями, обсуждениями фильма. Фильмы помогают обществу рефлексировать и обсуждать существующие проблемы, даже если такой диалог начинается с конфликта.

Как вы оцениваете споры вокруг «Оскара», связанные с репрезентацией различных социальных групп в кино?

На этот вопрос я могу отвечать только от себя лично: я считаю проблему ограниченной репрезентации абсолютно реальной. «Оскар» действительно «so white», и это объективный факт, вопрос только в том, как рассматривать причину этого явления. Комментарии вроде «может быть, просто в этом году белые режиссеры/актеры/сценаристы лучше справились» звучат примерно, как «женщины по статистике получают меньше, потому что, наверное, хуже работают». Если большинство членов киноакадемии белые гетеросексуальные обеспеченные мужчины старше 60, фильмы с персонажами других социальных групп кажутся им чем-то нишевым и не универсальным, и как следствие награду снова получает фильм про силу воли белого мужчины-одиночки. Но дело не только в наградах. Очевидно, что люди, не укладывающиеся в золотой привилегированный стандарт, сталкиваются с большими трудностями на всех уровнях, от попадания в индустрию до поиска проектов, в которых их уникальный опыт за пределами набора привилегированных характеристик будет ценен.

После объявления номинаций многие в западной прессе задавались вопросом, почему «Кэрол» – масштабный фильм с большими актрисами, ставший одним из главных событий года – не номинирован на «лучший фильм» и «лучшую режиссуру». Ответ, на мой взгляд, в том же: членам киноакадемии фильм про лесбиянок автоматически кажется неуниверсальным, менее значимым и не способным претендовать на главный приз. Но никто не требует от Оскара введения квот. Важно просто осознавать, что расклад по номинациям – объективный маркер ситуации в индустрии. И киноакадемия как очень влиятельная организация в состоянии менять это положение вещей изнутри. В конце концов культура много теряет из-за видимости только одного типа историй и героев.

Планирует ли ваша компания прокат других фильмов на ЛГБТ-тематику в России в ближайшее время? Существует ли в России аудитория для подобных фильмов?

Пока мы только формируем свой каталог релизов на будущий год. Но вообще нам нравится работать с ЛГБТ-фильмами, и за них готовы взяться не так много компаний. Может быть, мы немного приблизим тот момент, когда ЛГБТ-фильмы перестанут требовать какую-то специфическую аудиторию и будут просто драмами, комедиями или любовными историями для всех.

Входит ли в вашу стратегию привлечения аудитории более тесное сотрудничество и поддержка ЛГБТ-кинофестиваля «Бок о Бок», как это принято в других странах?

Мы выступили партнером фестиваля в 2015 году, и будем с удовольствием его поддерживать в будущем. Желаем вам удачи!

 

Интервью подготовила Наталья Ким

  Комментарии



Опубликовать в социальные сервисы