Назад на предыдущую страницу

12 мая 2017

Террор против геев в Чечне: апофеоз гомофобной политики в стране

На протяжении всей весны из Чеченской Республики поступали чудовищные сведения о незаконных задержаниях, пытках и даже убийствах гомосексуальных мужчин или просто тех, кто был таковыми сочтен. «Бок о Бок» подытожил существующие на сегодняшний день факты и широкую реакцию на них.

Как мы помним, тревогу забила «Новая газета»: редактор отдела спецпроектов Елена Милашина 1 апреля 2017 года опубликовала статью «Убийство чести». В материале утверждалось, что газете из разных источников стало известно о многочисленных незаконных арестах мужчин, «заподозренных» в гомосексуальных связях. Журналистка утверждала, что задержаны как минимум сто человек, которые подвергаются пыткам, а трое из них убиты без суда и следствия. Некоторых из схваченных власти «отдают» родственникам с условием, чтобы те сами совершили расправу.

ЛГБТ-активисты Игорь Кочетков и Кирилл Фёдоров задержаны на Первомайском шествии в Петербурге из-за плаката «Кадырова - в Гаагу!»

Более половины статьи Милашиной, тем не менее, было посвящено действиям руководителя проекта GayRussia, проживающему в Швейцарии Николаю Алексееву. Накануне расправ, по утверждению издания, а именно в начале марта Алексеев с соратниками подал заявления о намерении провести серию гей-прайдов в четырёх городах Северо-Кавказского федерального округа: Нальчике, Черкесске, Ставрополе и Майкопе. Действия «алексеевцев» были прямо названы провокацией, приведшей к трагическим последствиям в Чечне, законы которой, что не является секретом, зачастую весьма своеобразно трактуют федеральные.

Журналистку «Новой» упрекнули в «обвинении жертвы», в том, что она смещает фокус с истинных виновников гомофобного террора на одного из ЛГБТ-активистов, хотя мало кто симпатизирует тактике и поведению Алексеева, давно переставшего принимать реальное участие в правозащитной и политической борьбе российских ЛГБТ-людей за свои права. Если попытки согласования пикетов на Кавказе формально находятся в правовом поле, то последующие уверения Алексеева, что никаких преследований геев в Чечне якобы нет, оказались на руку федеральным и чеченским властям, желавшим по скорому замять эту историю и внести ещё большую неразбериху в информацию, поступавшую из Чечни.

Перформанс на Первомайском шествии в Петербурге «Чеченские матери оплакивают своих детей»

Дальнейшие события заставили забыть об этих разборках. Статья Сергея Хазова-Кассиа «Гей-исход» на сайте «Радио Свобода» оказалась наполнена свидетельствами чеченских гомосексуалов, судя по которым, волна преследований началась ещё в декабре 2016 года. Личные подтверждения появились также и в других изданиях, эксперты правозащитной организации Human Rights Watch подтвердили правдивость изложенных в «Новой газете» фактов, а на «Горячую линию» Российской ЛГБТ-сети звонили люди, которые пребывали в страхе по поводу собственной жизни и свободы. Для тех, кто был готов уехать, организовали эвакуацию в более безопасные регионы Российской Федерации или (что гораздо надёжнее) за её пределы.

Участница перформанса Марла Май

Самыми же красноречивыми оказались публичные высказывания общественных деятелей Чеченской Республики. Так, муфтий республики Салах-хаджи Межиев в интервью радиостанции «Говорит Москва» заявил, что журналисты «задели самое святое» и ответят за это. «Я не хочу этих людей называть людьми. Насчет возмездия, возмездие всевышнего Аллаха их настигнет непременно», – сказал Межиев. Ещё более поразительной оказалась реакция видной чеченской правозащитницы Хеды Саратовой. Вначале она заявила, что «таких жалоб к ней не поступало», и «даже если бы поступили, она даже не стала бы их рассматривать, потому что в нашем обществе это немыслимо». Впоследствии, правда, правозащитница смягчила свою позицию. «Буквально недавно я впервые услышала об этой проблеме. То, что в мире они [геи] есть, естественно, я знала, но никогда не слышала, что они есть в нашем обществе. Меня всё это повергло в шок. Может быть, я была даже немного невменяема, когда давала интервью. Я сожалею, что я говорила некоторые фразы, например, о том, что родственники не будут сожалеть о том, если с ними что-то произойдет».

Вновь на свободе! Задержанные ЛГБТ-активисты провели в полиции более суток

Спустя несколько дней главный редактор «Новой газеты» Дмитрий Муратов заявил об угрозах, анонимно поступающих как его сотрудникам, так и журналистскому коллективу «Радио Свобода». Впрочем, об анонимности в этом случае можно было говорить лишь отчасти. 3 апреля, спустя три дня после первой публикации, в центральной мечети Грозного состоялось экстренное собрание представителей 24 вирдов, исламских богословов и лидеров общественного мнения Чечни. По официальным данным, в собрании приняли участие 15 тысяч человек. На этом собрании Адам Шахидов, советник Рамзана Кадырова, публично обвинил коллектив «Новой газеты» в клевете и четко обозначил «врагов нашей веры и нашей родины». В резолюции собрания содержался прямой призыв к насилию. «Ввиду того, что нанесено оскорбление вековым устоям чеченского общества и достоинству мужчин-чеченцев, а также нашей вере, мы обещаем, что возмездие настигнет истинных подстрекателей, где бы и кем бы они ни были, без срока давности».

ВИЧ- и ЛГБТ-активист Борис Конаков приковал себя к мосту Кадырова

Но на самом деле показательна и реакция журналистов на угрозы по поводу вскрытия «опасной» темы. Например, известный журналист Сергей Пархоменко на своей странице в Facebook опубликовал заявление ассоциации «Свободное слово», в котором, например, говорилось: «Мы полагаем, что угрожающе-агрессивная реакция на журналистскую работу… неприемлема в цивилизованном обществе и должна быть оценена с точки зрения российского права. Отсутствие должной реакции со стороны правоохранительных органов и руководства страны повлекло за собой очередные угрозы – на этот раз в адрес журналистов радио „Эхо Москвы“, вступившихся за своих коллег из „Новой газеты“». При всем благородстве намерений коллег тема жестоких преследований ЛГБТ так и не была озвучена в этом открытом письме, будучи замененной цеховой солидарностью. Табуированность открытой защиты и солидарности с ЛГБТ-людьми со стороны даже либеральных российских ньюсмейкеров – одна из проблем российского общества, а также одна из причин вынужденной невидимости ЛГБТ-людей в публичном пространстве.

Те, кто утверждал выдуманность обнародованных сведений о терроре против геев, очевидно, никогда не общался с гомо- или бисексуальными выходцами из Северного Кавказа. К сожалению, нынешняя волна преследований не возникла на пустом месте. Так, мой знакомый Ф. вынужден был бежать из республики буквально «в чём был», после того как его брат обнаружил его переписку с парнем в социальной сети. Ф. сейчас живёт в Москве, но мести родственников всё равно опасается. Другой знакомый уехал в североевропейскую страну и получил политическое убежище после нескольких избиений и угрозы для жизни на родине. Но и в эмиграции он не до конца спокоен: чеченская диаспора существует едва ли не в каждой стране Европы. Безоговорочная ненависть к геям базируется не только (а некоторые считают, что и не столько) на принципах исламской морали, но прежде всего на чеченских «адатах» – своде традиционных обычаев, тех самых «духовных скрепах».

Более 2 миллионов человек поставили подписи под петицией с требованием расследования казней и преследований ЛГБТ-людей в Чечне

Не менее тяжело и положение лесбиянок и бисексуалок в тех частях региона, где главенствуют «традиции». По рассказам одной знакомой из Дагестана (имя и этнос она категорически не хочет раскрывать), живущей за пределами республики уже много лет, насильственная выдача замуж по воле родственников, а также «корректирующие изнасилования» уличённых в лесбийской ориентации – самые распространенные практики. Случаются и убийства родственниками, равно как и убийства геев, живущих вместе. Как это часто бывает, происходящее с гомосексуальными женщинами оказалось в тени, когда речь зашла о мужчинах, хотя лесбиянок, конечно, не помещают в секретные тюрьмы.

Реакция российских властей на то, что происходит в одной из входящих в государство субъектов Федерации, последовала далеко не сразу и никого особенно не удивила. Пресс-секретарь президента Дмитрий Песков отделался уверением, что «в Кремле следят за ситуацией». Было бы наивным ожидать чего-то более конкретного и эмоционального. Несмотря на все разговоры об «особых кавказских обычаях» нет никакого сомнения, что переживаемый с декабря 2016 года кошмар является прямым следствием гомофобной политики сверху.

Активисты, которые принесли собранные подписи депутатам ГосДумы, были задержаны полицейскими

Начиная с 2011 года эта политика выражается множеством явлений: сначала несколькими региональными, а затем и федеральным «законом о запрете пропаганды нетрадиционных сексуальных отношений среди несовершеннолетних», отказом рассматривать гомофобный или трансфобный мотив в многочисленных нападениях и убийствах (число которых возросло с 2011 года), в запретах малейшего гражданского протеста ЛГБТ, в постоянно транслируемой государственными СМИ жуткой риторике о «содомитах», «извращенцах», «врагах».

Разумеется, происходящее в вотчине Кадырова вызвало волну возмущения за пределами России: во всех крупнейших западных СМИ от The New York Times до The Guardian вышли большие статьи, во множестве городов – от Вашингтона до Вильнюса – прошли акции протеста и пикеты перед российскими посольствами.

Российское ЛГБТ-сообщество испытывает по отношению к кровавому беззаконию в Чечне гнев, страх и растерянность. Солидарного высказывания, коллективных мирных акций протеста пока что не было. 6 мая в Москве на проспекте Сахарова прошёл согласованный митинг, на котором среди прочих была озвучена тема преследования геев в Чечне. Петербургское ЛГБТ-сообщество откликнулось двумя акциями в Петербурге. Сразу же после появления шокирующей статьи в «Новой газете» ВИЧ-активист Борис Конаков приковал себя наручниками к мосту Кадырова. Душераздирающий перформанс провели в ходе первомайского шествия более десятка активистов: на Невском проспекте чеченские матери оплакивали и посыпали землёй своих детей, лежавшие на земле окровавленные тела ЛГБТ-людей были укрыты радужными и чеченскими флагами. Участницы перформанса – Марла Май, Варя Михайлова и другие – были сразу же задержаны. Игорь Кочетков, Кирилл Федоров, Валерий Созаев несли радужные флаги и плакат: «Кадырова – в Гаагу!» Они также были задержаны и незаконно продержаны в полицейском участке более суток. Радужная первомайская колонна откликнулась лозунгами «Остановите геноцид в Чечне!», «Спасите чеченских геев!»

 

Автор статьи Артём Лангенбург, журналист, культуролог

Перепечатка данного текста возможна только с разрешения оргкомитета кинофестиваля «Бок о Бок»

  Комментарии



Опубликовать в социальные сервисы