Назад на предыдущую страницу

10 мая 2017

Порно, квир, феминизм: совместить нельзя отвергнуть

Порнография, давно ставшая частью современной поп-культуры, прежде всего, в кино, вызывает полярные мнения: от полного неприятия как унизительной патриархальной и гетеронормативной практики до попыток внести в «фильмы для взрослых» равноправие сексуальных ролей, гендерное разнообразие и отказ от любого насилия.

«Войны вокруг порнографии»

«Войны вокруг порнографии» вспыхнули в США и Западной Европе в середине 1970-х: пока ещё не убитая дешевой видеотехнологией индустрия порнофильмов переживала невиданный расцвет с хитами вроде «Глубокой глотки» (которые, кстати, демонстрировались не только в специализированных местах, но и в общедоступных кинотеатрах), с другой стороны, феминистки второй волны заняли непримиримо критическую позицию по отношению к порно, считая эту визуальную продукцию не только репрезентацией патриархата с его отношением к женщине как к бесправному сексуальному объекту, но и губительной и насильственной практикой самой по себе, представляющей опасность для женщин разве что в чуть меньшей степени, чем проституция. Икона радикального феминизма Андреа Дворкин в тексте 1979 года «Письма из зоны военных действий» писала о порно в своей бескомпромиссной манере: «Феминистские акции против порнографии должны покрыть эту страну, чтобы ни один порнограф не смог спрятаться, проигнорировать, высмеять или укрыться от ярости женщин, которые не желают мириться с унижением, которые не уступят террору. Повсюду, где женщины претендуют на толику достоинства и хотят иметь какую-то возможность свободы, мы должны выступить против фашистской пропаганды, прославляющей зверства над нами, – разоблачить то, чем она является, и тех, кто её изготавливает, показывает, защищает, разрешает и потребляет в свое удовольствие».

Последующие 20 с лишним лет ознаменовались не затихавшей «холодной войной» вокруг порнографии. Появление доступного видео убило «дорогую» студийную порноиндустрию, что, по некоторым данным, повысило вовлечение в неё несовершеннолетних, а также усилило эстетику «игрового» насилия в фильмах категории ХХХ. Неприятие порно в любых его видах парадоксальным образом объединило риторику радикальных феминисток и морализаторские разоблачения консервативных деятелей. Вместе с тем среди феминисток третьей волны обозначилось «секс-позитивное» ответвление: изображение секса ими воспринималось как путь к освобождению женской (а также любой негетеросексуальной и гендерно-ненормативной) сексуальности, репрезентации женского наслаждения вне и помимо диктатуры мужского похотливого взгляда. В «большом кино» появилось направление порно-реализма. Самые радикальные режиссёры, захватившие порно-приёмы для создания собственных концептуальных позиций, – француженка Катрин Брейя и канадский леворадикал Брюс Ля Брюс. Брейя выводила в «нормальные» фильмы порнозвезд вроде Рокко Сифредди и безжалостно исследовала женское желание в путах мазохизма (в главном её фильме «Романс»). Ля Брюс полностью переворачивал нарративные схемы мейнстримного гей-порно, подрывая его идиллический классизм («No Skin Off My Ass»), буржуазную аполитичность («Малиновый рейх»), культ безупречного тела (дилогия про зомби) и откровенный эйджизм («Геронтофилия»).

Поиски в гей-порно

Если говорить о мужском гей-порно, то возможности разнообразия внутри этого жанра всегда были больше, хотя бы в силу того, что теоретически патриархальная объективация в нём должна быть предельно ослаблена или вовсе устранена. Однако на деле продукция больших гей-порностудий повторяла все клише гетеросексуального порно, культивировала жесткое распределение ролей актёров на «активных» и «пассивных», а также допускала высокий уровень имитации насилия и принуждения (причём там, где речь не идёт о BDSM-субкультуре). Более того, описанные черты дали повод негативно относящимся к ЛГБТ в целом радикально-феминистским теоретикам утверждать следующее: «Вероятно, существует связь между гей-порно и “обычным” порно, потому что практики, разработанные в секс-индустрии для геев, такие как анальный секс и фистинг, стали обычным явлением в гетеросексуальном порно и, таким образом, стали установившимися практиками в гетеросексе» (Шейла Джеффрис, «Разоблачая квир-политику»). Тем не менее, сегодня диапазон уходящего от штампов гей-порно необычайно широк, о чём, например, дают представление любительские фильмы на платформе Indie Porn Revolution: это и ненасильственные «нежные» сюжеты, и большее участие небелых актёров, нестандартной внешности, а также гомосексуальных трансмужчин.

Феминистское порно

Что же касается собственно «феминистского порно», то за два десятка лет существования феномена в массовом сознании это понятие стало ассоциироваться в основном с жанром femdom (поджанром садомазохистской порнографии, в котором доминирующей, «верхней» стороной оказывается женщина, а «нижней», сабмиссивом – мужчина). Это стереотипное представление неверно, хотя среди фем-порно есть и такие фильмы (при этом фемдом вполне вписывался и в гетеронормативную порнографию ещё в 70-х). Главное, что можно определенно сказать о фем-порно – всё это фильмы, снятые феминистками. Но можно попытаться выделить и повторяющиеся черты: сосредоточенность на женском удовольствии и оргазме, внимание к нарративу и эмоциям актрис и актёров, отсутствие эксплуатации и насилия, часто «естественный антураж» любительского кино без нарочито безликих декораций и искусственного света, а также отход от порностандартов в виде гладко выбритых тел, обилия косметики на лице, силиконовых грудей и губ и т.д. Всё чаще в качестве актёр_ок и персонажей фильмов участвуют транс- и гендерквир-люди. Всё это порой настолько не похоже на любое из обычных порно, что вызывает желание назвать это явление как-то иначе.

Джонни Мишн, порно-актёр, трансгендерный активист с небинарной идентичностью, феминистка, режиссёрка, перформер: «Участие в съёмках квир-порно привело меня к мысли, которую раньше я не осознавал отчётливо: квир-люди могут быть более открытыми, особенно в том, что касается принятия небелых людей и разных форм тела, не вписывающихся в искусственные стандарты красоты. Пусть это будет называться как-то иначе, не порнографией, если кто-то считает, что так честнее, я не против».

В прошлом году открылась интернет-база феминистских порнофильмов The Clit List, в Торонто с 2006 года вручается специальная кинопремия Feminist Porn Awards. Есть среди феминистского и квир-порно свои звёзды, чья известность, впрочем, редко выходит за пределы сравнительно узких сообществ. Но существует и исключение: это шведка Эрика Люст, которая переехав из Стокгольма в Барселону, основала компанию Lust Films, специализирующуюся на сложных, с полноценными сюжетами, гетеросексуальных и лесбийских фильмах, которые соответствуют всем вышеперечисленным критериям «нежестокого» и «антиэксплуатационного» порно. Наиболее известны долгоиграющие серии Эрики «Пять чувственных историй для неё» и Barcelona Sex Project.

Чуть менее известна, но не менее интересна деятельность французской режиссёрки, фотографа и художницы-перформансистки Эмили Жюве. Снятый ещё в 2006 году полнометражный фильм «Секс на одну ночь» представил разнообразие ненормативных практик: от лесбийского секса до участия трансгендерной женщины. Эмили называет свои фильмы «пост-порно» и настаивает на том, что они разрушают патриархальную систему отчуждения и потребления безгласных тел, направленное лишь на мужское цисгендерное желание.

Гендерквир-люди в порно

В производстве нестандартного порно (или пост-порно) в отличие от мейнстримной поточной продукции из тысяч безымянных актёров которой выделяется лишь несколько десятков «звёзд», каждая/ый сосредоточена на индивидуальном самовыражении и подрыве репрессивных стандартов: австралийская режиссёрка Моргана Мьюзес, пришедшая в эту сферу в 40 с лишним лет, фокусируется в своих фильмах на зрелых людях, которые в стандартном мире порностудий словно бы исчезают после тех же 40. Тоби Хилл-Мейер, гендерквир, транс-активист и режиссёр, озабочен эстетическими и политическими аспектами изображения сексуальности трансгендерных людей, что нашло выражение в серии Doing It Ourselves: The Trans Women Porn Project. Афроамериканка Шерил Данье снимает об отношениях и сексе небелых лесбиянок. Наконец, революцию здесь и сейчас осуществляют многочисленные авторы и авторки любительских видео и фильмов на онлайн-сервисе QuееrPornTV: люди разных гендерных идентичностей, сексуальных ориентаций, расы и этничности, разного возраста, телосложения и других особенностей внешности, всевозможных перформативных обличий, от панков в пирсинге до «хикки» с красными от ноутбука глазами.

Вероника Лапина, специалистка по критическим гендерным исследованиям, преподает в Стэнфордском Университете: «Порнография – это действительно перформанс сексуального удовольствия, табуированный, но всё же перформанс, что предполагает отсутствие аутентичности. И если взять за основу тот факт, что сексуальное удовольствие – это ответ нашего тела, то порнография – это инструкция, как это удовольствие получить. Любая порнография может вызывать разные телесные тревожности. Однако это не значит, что её не должно быть. Квир- и феминистская порнография показывает практики сексуальности и возбуждения, которые выходят за рамки стандартных ходов».

Феминистское и квир-порно находятся на стадии бурного зарождения: пока естественны и радикальные попытки уйти от жестокого прошлого «взрослого кино», и невозможность полностью отказаться от каких-то визуальных и повествовательных клише. Однако гетеронормативность и циснормативность начинают проигрывать и в этой тонкой и соблазнительной сфере человеческого самовыражения.

Автор статьи - Артём Лангенбург, журналист, культуролог

Перепечатка данного текста возможна только с разрешения оргкомитета кинофестиваля «Бок о Бок».

 

  Комментарии



Опубликовать в социальные сервисы