Назад на предыдущую страницу

24 февраля 2018

Президентские выборы-2018 и права ЛГБТ: одна против семерых

18 марта 2018 года состоятся очередные выборы президента России – во второй раз главу государства будут избирать на шестилетний срок. Для большинства как сторонников, так и противников нынешнего президента предстоящее событие – игра с известным результатом. Однако предвыборная кампания на этот раз превратилась в достаточно увлекательный процесс для российской «деполитизированной политики». Задействованы новые игроки вроде «красного директора» Павла Грудинина и телезвезды Ксении Собчак – то ли хитроумного политтехнологического проекта, то ли надежды либерально настроенной молодёжи. Прошлые выборы в 2012 году прошли на фоне массовых протестов несистемной оппозиции. Тогда набор кандидатов, конкурировавших с Путиным, на деле мало кого интересовал: политика снова, впервые за долгие годы, переместилась на площади, в редакции и студии независимых медиа, в социальные сети. Спустя шесть лет нет и намёка на подобный масштаб гражданского участия: точечные репрессии и общее разочарование в политике и апатия сделали своё дело. В такой атмосфере даже очевидно срежиссированный спектакль не может не вызывать хотя бы невольного интереса.

Практически впервые в ходе дебатов и встреч с избирателями звучит тема положения ЛГБТ-людей в стране. В 2012 году, напомню, лишь один кандидат – миллиардер Михаил Прохоров – публично обозначил своё отношение к гомосексуальности. «На марши, собственно, не пойду, это точно… Я считаю, что если это не нарушает законов нашей страны, то человек имеет право делать то, что считает нужным». Этот робкий и уклончивый ответ на вопрос журналистов прозвучал на фоне активного участия ЛГБТ-активистов в общедемократических акциях против прошедших в декабре 2011 года выборов в Государственную Думу. Собственно, «третья волна» радужного активизма закалилась в эти холодные и полные надежд дни зимы и весны 2011-2012.

В следующем 2013 году депутаты Госдумы примут одиозный федеральный закон о «запрете пропаганды нетрадиционных сексуальных отношений» – документ юридически абсурдный и дискриминационный, признанный как в России, так и за её пределами серьёзным фактором роста гомофобных и трансфобных настроений в обществе. ЛГБТ-движение также переживёт некоторый спад активности (надо отметить, по сравнению с другими политическими силами – не такой удручающий). Однако события 2017 года – в первую очередь чудовищная история с пытками и похищениями ЛГБТ-людей в Чечне – вновь выдвинули ЛГБТ-повестку на одно из первых мест в публичном политическом дискурсе.

В нынешней президентской кампании участвуют восемь кандидатов. При всей декоративности выборов эти люди, хотя бы формально, представляют всевозможные идеологии: от карикатурного советского сталинизма до проевропейской леволиберальной линии. Отношение к гражданским правам ЛГБТ-людей – тема, которую в этом политическом шоу обойти не удастся. Давайте посмотрим, какие позиции у кандидатов по интересующему нас вопросу. Кандидаты в президенты расположены в алфавитном порядке.

Сергей Бабурин – нападения активистов его партии на ЛГБТ-людей

Юрист и политик, избирался ещё народным депутатом РФ, а также в первую Думу в 1993 году. Ветеран патриотического лагеря. Идеологическая ориентация – ультраправая, русский национализм + социально-культурный консерватизм. Публичное мнение Бабурина об ЛГБТ неизвестно, зато известно, что активисты возглавляемой им партии «Российский общенародный союз» не раз призывали к ограничению прав по признаку ориентации и участвовали в нападениях на гей-акции ещё в середине 2000-х.

Павел Грудинин: «ЛГБТ – недопустимая вещь»

«Тёмная лошадка» предстоящих выборов. Директор подмосковного совхоза, миллионер, беспартийный кандидат от КПРФ и ряда национал-патриотических организаций. В идеологическом плане транслирует своеобразный микс из левого популизма, патриотической риторики и крайне умеренной, социал-демократической по сути экономической программы. В январе на пресс-конференции в Петербурге заявил, что считает недопустимыми однополые браки. «Не думаю, что в нашем обществе есть эта проблема, – добавил он. – ЛГБТ недопустимая у нас ведь вещь».

Владимир Жириновский – амбивалентная позиция

Старейший и опытнейший игрок политической российской сцены, артист оригинального жанра. Баллотируется в президенты страны в шестой раз. Если вообще можно говорить о политической платформе Жириновского, то это постмодернистский микс из правого популизма, агрессивной внешнеполитической риторики и чистого шоу-бизнеса. Точка зрения Владимира Вольфовича и его личной партии ЛДПР на права ЛГБТ менялась многократно. В 2012 году в интервью Ксении Собчак политик благосклонно определил гомосексуальность «спутником человечества с момента начала его существования». Годом позже его партия единогласно голосовала за гомофобный закон, а Жириновский уверял, что «в ЛДПР геев нет». Два года назад он предрёк, что публичные акции «секс-меньшинств» (гей-парады) в будущем будут разрешены. В ходе текущей кампании столь же искромётных заявлений пока не было.

Владимир Путин – человек, подписавший гомофобный закон

Формально идущий на четвертый срок действующий президент РФ, фактически – глава государства на протяжении 18 лет. На этот раз Путин баллотируется в качестве самовыдвиженца. Говорить о его политической программе сложно: общим местом стало определение путинского режима как «внеидеологического», максимально прагматического. Но после 2012 года можно назвать путинскую идеологию причудливой смесью социального и культурного консерватизма, экономического правого либерализма (очень условно) и умело используемых элементов ностальгии как по советскому «застою», так и по временам имперской царской монархии.

Журналисты много раз спрашивали Владимира Путина об отношении к ЛГБТ вообще и о законе «не говори гей» в частности. Президент либо отшучивался, либо утверждал, что в России никого не дискриминируют. В начале лета 2017 года в интервью режиссёру Оливеру Стоуну Путин снова заявил, что закон не нарушает права ЛГБТ, отметив, что «там нет никаких ограничений вообще». А в ответ на довольно дикий и глупый вопрос Стоуна о том, что бы он стал делать, оказавшись он с геем в душе на подводной лодке, Путин рассмеялся и сказал, что предпочёл бы не ходить с ним в один душ.

Ксения Собчак – права человека, гражданские партнёрства для ЛГБТ, отмена закона о «запрете пропаганды»

36-летняя журналистка и телеведущая, объявившая себя «кандидатом против всех», – пожалуй, главный повод с интересом наблюдать за президентской кампанией-2018. Собчак озвучивает смелые оппозиционные тезисы (от повторного референдума о статусе Крыма до легализации марихуаны). Одни считают её фальшивой противницей власти, этой же властью и нанятой, другие оптимистично воспринимают третью баллотирующуюся в президенты РФ женщину (до неё боролись за кресло главы государства Элла Памфилова в 2000 году и Ирина Хакамада в 2004-м) как абсолютно новую фигуру, чуть ли не единственную, кто защищает демократические, либеральные ценности.

Ещё в ноябре 2017 года доверенное лицо Собчак Антон Красовский заверил, что Ксения «будет выступать за равноправие людей вне зависимости от пола, национальности и сексуальной ориентации, за отмену закона о гей-пропаганде, установление партнёрских отношений с США и восстановление отношений с Украиной, за прекращение военных действий России в Сирии, против чрезмерного влияния РПЦ на все сферы жизни». Сама Собчак на встрече с петербургскими избирателями 3 февраля этого года поддержала легализацию не браков, а однополых гражданских партнёрств: «В своей программе я не называю это браком – у нас очень традиционное общество, и мы должны проделать ещё большой путь, чтобы называть это таким словом. Но должны существовать гражданские союзы для всех людей».

Максим Сурайкин – «за традиционные семейные ценности»

39-летний кандидат от «Коммунистов России», немногочисленной и маргинальной сталинистской партии. Программа Сурайкина, красноречиво названная «Десять сталинских ударов», – набор леворадикальных требований и консервативной советской державной идеологии. Два года назад Сурайкин заявил, что гомосексуальность «не должна пропагандироваться и навязываться обществу в качестве ценности, как это делается в Европе. Мы в России – за традиционные семейные ценности».

Борис Титов – пока не определился

Экономист-международник, с 2012 года – уполномоченный по правам предпринимателей при президенте РФ (или «бизнес-омбудсмен»). Выдвинут Партией Роста, идеологическое кредо – классический правый либерализм с упором на развитие рыночной экономики. Пока что самый незаметный и скромный из кандидатов. Каких-то высказываний Титова о положении ЛГБТ в России обнаружить не удалось.

Григорий Явлинский – отстаёт от своей же партии в смысле прогрессивности взглядов

Ещё один патриарх президентских кампаний (баллотируется в четвёртый раз), бессменный лидер демократической партии «Яблоко». Яблочная политическая программа в сравнении с доктринами прочих партий – оазис европейского либерализма с левым, социально-ориентированным оттенком. Что касается гражданских прав ЛГБТ-людей, то здесь позиция Явлинского не раз менялась на протяжении прошедших лет. В 2006 году он говорил следующее: «Есть права личности, но есть и границы. Усыновление детей, по нашему мнению, есть нарушение прав детей; в нашей партии много и верующих людей, включая меня». Но когда петербургский парламент в 2012-м принимал закон о запрете «гей-пропаганды», ставший прообразом федерального, лидер «Яблока» заявил о его категорическом неприятии. Тем не менее, при голосовании Григорий Алексеевич воздержался – в отличие от депутатов-соратников, единогласно выступивших и проголосовавших «против». Очевидно, что взгляды многих яблочников значительно прогрессивнее осторожной и всё ещё довольно консервативной точки зрения партийного лидера: к примеру, петербургское «Яблоко» уже много лет открыто и деятельно поддерживает борьбу ЛГБТ-активистов за равные права.

+ Алексей Навальный, уклончивая позиция, скорее лояльная к ЛГБТ

Ключевой деятель несистемной оппозиции, глава Фонда борьбы с коррупцией, как и ожидалось, не был допущен к участию в выборах. Тем не менее, Навальный – важная «фигура отсутствия» для других кандидатов, а сам оппозиционный политик призвал к «активному бойкоту» выборов. Политическая программа Навального – также классически либеральная, но в последние года полтора к этому ядру прибавились элементы социал-демократии (в части социальной поддержки граждан), а также никуда не делись и умеренно националистические требования – вроде ограничения иммиграции.

Что касается интересующей нас темы, Навальный высказывался о ней неоднократно и довольно противоречиво. В настоящее время политик выступает за регистрацию гражданских партнёрств, однако категорически против усыновления однополыми парами (не объясняя, почему). Кроме того, Навальный высказывался за свободу мирных собраний (включающую и гей-прайды), а вопрос браков, по его мнению, должны решить референдумы в каждом регионе, аналогично практике в американских штатах до известного решения Верховного суда США.

 

Разумеется, политические требования ЛГБТ-сообщества, среди которых право на равный брак, на совместную опеку над детьми, свободу собраний, защиту от насилия и дискриминации, защиту от речей и преступлений ненависти, гуманные медицинские и законодательные условия для совершения транс-перехода, пока не звучат отчётливо и громко в ходе избирательных кампаний. Россия – не Германия, где вопрос брачного равноправия стал чуть ли не главным в преддверии выборов в Бундестаг в сентябре 2017 года. Но в том, что эти требования вообще звучат, чувствуется существенный прогресс. Как минимум два кандидата (с определенностью – Собчак, и с некоторыми оговорками – Явлинский) дистанцируются от гомофобии. Программные, принципиальные гомофобы маргинальны.

Однако несмотря на всё вышесказанное, горькая ирония заключается в том, что этот внушающий оптимизм расклад – всё-таки часть увлекательной, но формальной игры. Почти никто не сомневается, что четвёртый срок Владимира Путина – президента, при котором, среди прочего, российские ЛГБТ-люди переживают очередную тёмную страницу своей коллективной истории – неизбежен. И эта неизбежность не оставляет иного выбора, кроме продолжения борьбы за свои права.

Автор статьи - Артём Лангенбург, журналист, культуролог

Перепечатка данного текста возможна только с разрешения оргкомитета кинофестиваля «Бок о Бок»

 

  Комментарии



Опубликовать в социальные сервисы