Назад на предыдущую страницу

23 июня 2016

Грузия: мы пойдём другим путём

Удивительно, насколько сильно могут отличаться соседние страны. Например, Грузия и Россия. «Индекс радуги» рейтинг дружественности стран Европы по отношению к ЛГБТ-сообществу показал, что сегодня Россия занимает 48 место из 49 возможных, а Грузия уже на протяжении нескольких лет находится в середине списка. Что привело к таким высоким результатам, и как обстоят дела в стране на самом деле? Об этом и многом другом мы поговорили с Натией Гвианишвили из WISG (Группа поддержки женских инициатив) и представителем тбилиского ЛГБТ-сообщества Гиорги Д.

Если в СССР не было секса, то в Грузии не было гей-секса: узнать, как жили представители ЛГБТ с 1991 по 2000 год, мне не удалось. Квиры сидели не в шкафах, а в самом настоящем подполье, используя для общения и встреч «плешки» и бани, организуя тайные квартирники. Начало XXI века в Грузии было ознаменовано декриминализацией гомо- и бисексуальности, был установлен единый возраст согласия, равный 16 годам. Именно в этот период началась активная интеграция ЛГБТ в социальную и политическую жизнь страны: стали появляться общественные организации по защите прав сообщества и места для встреч и общения. Благодаря активному развитию организаций и их интеграции в социум, к середине нулевых в правозащитное движение стала вливаться молодёжь.

«Я пришла в активизм в 2008 году, рассказывает Натия Гвианишвили, директорка Группы поддержки женских инициатив (WISG). Сначала мне просто хотелось сменить круг общения, узнать больше о ЛГБТ-сообществе. Сегодня же моя основная задача продвигать идеи, лоббировать законы, общаться скорее с сильными мира сего, чем с обычными тбилисцами. Это довольно типичная история для большинства активистов в Тбилиси, что является одновременно достоинством и недостатком квир-сообщества Грузии. Мы делаем упор на работу с законодательной базой, что позволяет решать проблемы на высоком уровне, но почти не оставляет времени на развитие культурной жизни».

Все мои собеседники признаются, что ЛГБТ-сообщество Грузии расколото. И это, пожалуй, самая главная проблема на сегодня. Большое число геев, лесбиянок, бисексуалов и транс*-людей не готовы к камин-ауту. Поэтому активность правозащитников, выступления в СМИ и демонстрации их пугают: они боятся быть открытыми, распространяя фобии внутри сообщества.

«В Грузии всё ещё очень сильно развита клановость. В большом Тбилиси людям живётся немного проще, но шаг в сторону, и вы попадаете в оковы традиционной семьи, где все про всех всё знают, – продолжает Натия. Личного пространства у парня или девушки почти нет. Родственники имеют очень сильное влияние. Именно поэтому у нас так мало активистов, открыто заявляющих о своей идентичности».

Религиозный вопрос

Одновременно с этим удар по интересам ЛГБТ-сообщества наносит Грузинская православная церковь. Она лоббирует свои интересы гораздо активнее – для этого у них есть и трибуны, и подготовленные слушатели. Результатом их действий становятся стычки с ЛГБТ. Самая громкая произошла в 2013 году.

«17 мая 2013 года наша организация WISG совместно с Identoba (по-русски «идентичность») решили провести уличную акцию в Международный день борьбы с гомофобией, бифобией и трансфобией – рассказывает Натия Гвианишвили. – Мы получили разрешение и поддержку от государства, но знали, что акцию будут пытаться сорвать представители церкви. Когда утром 17 мая я выглянула в окно и увидела, сколько агрессивно настроенных людей ожидает нашего выхода, я по-настоящему испугалась. Но мы всё-таки пошли, ведь на нашей стороне была и полиция, и дипкорпус, и международные правозащитные организации. Буквально за 10 минут до старта полицейские пропустили к нам одного священника. За ним хлынула толпа, которую полиция просто не смогла сдержать. В тот день травмы получили не только ЛГБТ-активисты, но и защищавшие нас полицейские. В какой-то момент было не просто страшно, а по-настоящему жутко. Я думала, что умру».

 

«Это было страшно! Против группки из 30 человек вышла армия из 5 тысяч, – говорит Гиорги Д. – Сначала активистам было даже смешно: их противники держали в руках крапиву – какая-то охота на ведьм! Но когда в автобус с активистами полетели камни, когда наши ребята и полицейские стали получать реальные травмы, стало до безумия страшно».

События того дня стали поводом для дискуссии в грузинском обществе. Именно тогда СМИ и политики увидели уровень агрессии, идущий от Грузинской православной церкви. Спустя год в Тбилиси снова провели акцию в поддержку Международного дня борьбы с гомофобией, бифобией и трансфобией, которая почти не встретила препятствий. Возможно, причина в постепенном выздоровлении общества, а может, всё прозаичнее: активисты подали иск в Европейский суд по правам человека и выиграли его. Власти Грузии не смогли защитить права своих граждан, за что были вынуждены выплатить организаторам 25 000 евро. Более того, именно в 2014 году, спустя год после громкого события, в Грузии был принят антидискриминационный закон для ЛГБТ.

Тем не менее представители церкви продолжают нести в массы агрессию, привлекая на свою сторону и политиков.

«Патриарх Илья II – это живая икона, – рассказывает Гиорги Д. – Уровень доверия к нему зашкаливает. А он сеет не только гомофобию, но и женоненавистничество, доходя в своих рассуждениях до того, что работающая женщина равна «распутной и гулящей». Естественно, общество не может не реагировать на это. В результате мы видим большое количество преступлений против квиров и женщин. Особенно часто нападают на транс*-людей: их ведь часто внешне невозможно не заметить».

Пожалуй, самым жестоким преступлением последних лет стало убийство Саби Бирьяни. Преступник проник в дом Саби, убил её, а затем поджёг здание. Виновного в преступлении поймали и даже судили, но он получил всего 4 года за поджёг дома. Смерть Саби не стоила ему ничего. Однако прокуратура уже обратилась с апелляцией в суд, поэтому есть надежда, что преступник будет наказан за жестокое убийство, а не за порчу имущества.

Однополые браки: за и против

Сегодня в грузинских СМИ активно обсуждают вопрос однополых браков: одиозный адвокат Георгий Татишвили внёс в Конституционный суд Грузии иск о признании однополых браков, в то время как премьер-министр страны Георгий Квирикашвили инициировал поправку в 36 статью Конституции для закрепления разнополого статуса брака. Однако, как сказала во время одной дискуссии активистка Анна Илуридзе, это всё лишь инструменты для политических игр. С ней согласен и Гиорги Д.: «Нам не нужны браки. Сейчас к этому не готово ни грузинское общество, ни даже само ЛГБТ-сообщество. У нас есть гораздо более важные и первостепенные задачи, связанные с принятием общества, с недискриминацией на рабочих местах. Элементарно с безопасностью. Обсуждение однополых браков – это лишь предвыборные игры. Мы же пытаемся идти честным путём, лоббируя новые законы и поправки, ведя работы с политиками, со СМИ, с обществом».

«Мне кажется, что отличный барометр гомофобии – СМИ. Уже на протяжении нескольких лет я не слышу гомофобной риторики в СМИ, не вижу уничижительного отношения к нашему сообществу, – рассуждает Натия. – Да, общество всё ещё настроено гомофобно, но прогресс есть. И я верю мы не остановимся на достигнутом».

Автор: Роман Поляков

  Комментарии



Опубликовать в социальные сервисы