Назад на предыдущую страницу

27 июля 2015

Экономика без дискриминации. Открытые и толерантные общества всегда богаче и умнее закрытых и гомофобных

Слово «инновации» все еще применяется по отношению к России. Но доклад Счетной палаты за 2014 год уже похож на анамнез: из 16 технопарков, на строительство и развитие которых правительство с 2007 года выделило 12 млрд. рублей, «значимые достижения» имеют только пять. Причем один из технопарков – в Набережных Челнах, за два года существования произвел всего одну компьютерную программу. И дело не только в неэффективном расходовании бюджета. Почему-то изобретатели и программисты «заповедникам» в условных Набережных Челнах предпочитают тесные кафе в столицах, а еще лучше – стажировки в западных компаниях.

В 2013 году, анализируя перспективы «Сколково» в журнале Forbes, профессор Высшей школы экономики Сергей Медведев предложил специальным указом учредить в Становом Хребте Российской Модернизации гей-квартал наподобие Кастро в Кремниевой долине. «Закрытые системы более не способны принимать сложные решения и будут еще сильнее подвергаться воздействию глобальных потоков, – пишет эксперт. – Будучи не в силах ими управлять, они обрекают себя на периферийность. В нашем взаимозависимом мире вопросы секса, гендера, расы и терпимости являются уже не делом этики и идентичности, а вопросом экономики и выживания страны в глобальной конкуренции».

Первым взаимосвязь между толерантностью к «иным» и экономическим и технологическим развитием установил американский социолог Ричард Флорида в книге «Креативный класс» (2002). Его логика проста: чем больше представителей ЛГБТ-сообщества и мигрантов, тем выше инновационный потенциал.

«ЛГБТ-индекс оказывается самым надежным способом измерения разнообразия и предсказания уровня развития высоких технологий практически во всех статистических расчетах», – пишет Флорида. Вместе с ЛГБТ-сообществом в городе или регионе процветает богема, место становится модным, туда съезжаются креативные специалисты, начинающие бизнесмены, легкие на подъем фрилансеры... «Заповедникам» типа закрытых НИИ они предпочитают тусовочные кварталы, где можно развеяться после 12-часового рабочего дня. Близко к этой идее подобрался и гуру «нового урбанизма» Ян Гейл, настаивающий, что город, в котором нет ночной жизни, скорее всего, «мертв» и в других аспектах.

Меньшинства и предприниматели являются также союзниками в построении институтов, обеспечивающих равенство граждан перед законом. Уровень толерантности находится в прямой связи с уровнем доверия к институтам и в обратной связи – с уровнем коррупции.

Можно предположить, что богатые и умные города становятся таковыми в силу каких-то других факторов, а не толерантности. А у их населения просто есть дела поважнее, чем ненависть. Но факт в том, что мракобесие и дискриминация «иных» связаны с фундаментальным отставанием общества.

Говорить о составлении достоверного рейтинга привлекательности российских городов для ЛГБТ пока не приходится. В европейском «Индексе радуги», который посвящен соблюдению прав человека по признаку сексуальной ориентации и генедрной идентичности, Россия занимает 48 место – ниже только Азербайджан. Всероссийский центр изучения общественного мнения в 2014 году опубликовал «индекс толерантности россиян к девиантным группам»: отрицательные отношение по шкале от 100 до -100 выявлено к «гомосексуалистам» (-28), сектантам (-30) и убийцам (-69). Изолировать ЛГБТ от общества предлагают 37% всех опрошенных (среди пожилых людей – 44%, среди молодежи – 33%).

Поэтому в различных российских исследованиях креативности ЛГБТ-индекс заменяется данными об этническом разнообразии. Что не вполне адекватно, поскольку более высокие показатели получают национальные республики. Думается, что население там не более толерантно к «иному» и новому, чем в этнически более однородных регионах. Так, в недавнем исследовании пермского филиала Высшей школы экономики самыми креативными регионами России признаны: Томская, Новосибирская, Ростовская области и Татарстан со своей единственной программой на технопарк (Москва и Петербург не исследовались).

Создание равных условий для всех может привести к позитивным сдвигам в экономике быстрее, чем кажется. Так, в Университете Калифорнии подсчитали, что легализация гей-браков на всей территории США в течение трех лет может принести экономике страны 184 млн. долларов в виде налоговых поступлений и создать 13 тыс. новых рабочих мест. За первый год после принятия закона о брачном равенстве штат Нью-Йорк выдал однополым парам 8200 лицензий на брак, повысив свой доход на 259 млн. долларов. Более 200 тысяч гостей из разных стран приехали, чтобы присутствовать на этих церемониях.

Счетная палата России в упомянутом докладе констатирует, что из 16 технопарков, на которых выделялось финансирование, фактически не начато строительство трех, в том числе одного в Петербурге. Хочется верить, что когда у властей дойдут руки до реализации проекта, открытое презрение к сексуальным и гендерным меньшинствам в Северной столице сменится если не дружелюбным, то хотя бы нейтральным отношением. Иначе привлечь мозги, которые будут производить что-то стоящее, невозможно.

Автор – Андрей Сошников, журналист

  Комментарии



Опубликовать в социальные сервисы